Как детские травмы формируют синдром отложенной жизни: примеры из практики коуча (опубликовано в журнале Psychologies)

«Чуть встану на ноги и начну больше времени уделять своим увлечениям», «вот свою квартиру купим, тогда и будем уют наводить», «как возможность появится, обязательно поговорю о повышении» — знакомы ли вам такие мысли? Если да, то вы, скорее всего, столкнулись с синдромом отложенной жизни, который нередко формируется еще в детстве. Как именно это происходит, объясняет на примере своего клиента executive-коуч.
Александр Савкин
Соучредитель компании «Земля Стратега» и «Института Коучинга», executive-коуч, фасилитатор, медиатор конфликтов партнеров по бизнесу

Ко мне обратился молодой человек по имени Михаил — харизматичный, стильный, в расцвете своей карьеры. Но он был недоволен собой во многих сферах жизни: личной, профессиональной, финансовой, творческой. Сам себя Михаил, пожав плечами, охарактеризовал так: «Не то чтобы я неудачник, но и „удачником“ не назовешь». Недовольство собой он считал оправданным: не реализовался как личность и специалист, хотя были все задатки и шансы: «В 20 лет я представлял свое будущее совершенно другим».

Михаил не списывал причины неудач на погоду, заказчиков, санкции и ретроградный Меркурий. Старался искать их в себе, не уходя в глухое самоедство, но заметил, что прокрастинация нещадно съедает время жизни: «Откладываю важное на потом и жду, что начнется настоящая жизнь. А она, конечно, не начинается». Ко мне Михаила привели чувство вины и неполноценности, они фрустрировали его все больше, пока не стало ясно — нужно или решать проблему, или она полностью обездвижит.

Дело в том, что у Михаила синдром отложенной жизни — он живет «на минималках» от способностей и возможностей: как будто экономит силы для «настоящей» жизни в будущем. Это опасно, ведь время проходит незаметно: годы идут, а человек все еще живет «на черновик». Цикл бесед с Михаилом вывел на пять значимых историй, которые повлияли на формирование такого поведения, — четыре из них произошли в детстве.

 

История №1. Потерянный робот

«Мы жили небогато, но родители всегда заботились обо мне. В детском садике у многих пацанов есть игрушки-роботы, а у меня — нет. Я завидовал, очень хотел себе такую же и просил родителей о подарке. Они переживали, что я увлекусь „всякими стрелялками“, да и денег на дорогую пластмассу не было. Но мне очень хотелось. Наконец, мне подарили игрушку мечты. Я был так счастлив! На следующий день, вопреки уговорам, взял ее в садик и потерял на прогулке. Мы искали робота всей группой. Я ревел, рвал траву, катался по земле и не хотел уходить. Робота не нашли. Видимо, кто-то втихаря положил его в карман».

 

Влияние истории

Михаил понимал, что второго робота ему не купят. Он в первый же день потерял то, о чем мечтал, и это сформировало у него мысль: «Рано или поздно я потеряю то, что дорого. Я подвел родителей, виноват, так мне и надо».

 

История №2. Грузовик с игрушками

«Однажды напротив нашего дома остановился грузовик с немецкими номерами. Люди быстро смекнули, что будет происходить, собралась толпа. Моя мама успела выхватить прекрасные игрушки, которым я радовался еще несколько лет».

 

Влияние истории

Радостное событие — настоящее чудо, о котором мечтает каждый ребенок и взрослый. Только в подсознании Михаила закрепилась мысль: «Что-то обязательно свалится с неба, чудеса случаются на твоей улице, у твоего дома». Вера в чудо может стать опорой для человека, но для Михаила стала поводом жить не в полную силу: зачем стараться, если счастье само свалится с неба. Но это обман: мы должны быть сами себе волшебниками на вертолетах.

 

История №3. Револьвер

«У меня был игрушечный револьвер. Металлический, красивый. Я им очень дорожил. Однажды к нам в гости пришла двоюродная сестра с сыном, которого я впервые видел. Мой отец, недолго думая, подарил ему мой пистолет. Даже сейчас мне немного жаль. Представляете, что чувствовал ребенок?»

 

Влияние истории

Для ребенка игра — ведущий род деятельности: любимые игрушки крайне важны, а их потеря равна горю. Когда отец без причины отдал дорогую для сына вещь чужому ребенку, Михаил воспринял это как предательство. Он запомнил, что в любой момент может лишиться самого важного и не будет способен противостоять внешним силам.

 

История №4. «Старайся лучше»

«Отец редко был доволен мной. Когда я получал две пятерки и две четверки, он заострял внимание на четверках: „А почему не все пятерки? Старайся лучше“. Когда я помогал отцу с ремонтом, регулярно слышал: „Дай покажу, как надо“, „Я сам быстрее сделаю“. Даже совсем недавно, когда я чинил замок, он стоял рядом и говорил, что у меня не получится и я что-нибудь сломаю. У меня получилось».

 

Влияние истории

Такие комментарии от родителей воспринимаются как правки в духе «Все хорошо, но надо переделать». Только, когда ты ребенок, они очень бьют по самооценке: если я все равно облажаюсь, зачем начинать что-то делать? Тень Михаила выбрала самосаботаж как избегание ошибок и неидеального результата. Михаил признался, что, когда окружающие говорят ему «У тебя получится», «Сделаешь как всегда в лучшем виде», это демотивирует его. Если такие ожидания не озвучиваются, работа движется в разы быстрее.

 

История №5. Отлучение от церкви

«С детства церковь занимала большую часть моей жизни, я даже был церковным активистом. Но когда набил татуировку, которая визуально отражала мою веру, церковное руководство попросило ее удалить. Я отказался, и тогда меня отлучили от церкви. Пастор протестантской церкви сказал: «Мы вынуждены отлучить тебя не за то, что ты сделал татуировку, а за то, что ты ее не удалил». Поддержали это решение не все, но я был морально раздавлен, ведь меня «казнили» свои же.

Вскоре я переехал. Стал посещать другую церковь, но для того, чтобы меня приняли, прошлая церковь должна была с миром благословить меня на этот переход. Я поехал за благословением. Пастор выразил готовность, но озвучил условие: удалить татуировку. Вся эта ситуация стала шоком. Я увидел «темную сторону луны» и не захотел быть дальше космонавтом».

 

Влияние истории

Если ребенок не получил от значимых взрослых достаточно безоценочной любви, внимания и ласки, то во взрослом возрасте неосознанно стремится эту любовь заслужить. 

В церкви Михаил нашел среду, где есть любовь и принятие. Татуировка стала для него квинтэссенцией веры, но из-за нее его выгнали на пике активности и развития, как чумного: «Больше ты не наш». В этот момент внутри что-то надломилось, и Михаил поверил, что он изгой и самозванец. Попытки вырваться из этого круга наткнулись на внутреннюю критику. И схема «отложить на потом», уже прочно внедрившаяся в подсознание после детских травм, укрепилась еще больше. Забетонировалась. 

Увидев это, очень важно сказать: «Стоп! Да, такие события были, но моя психика сделала неверные выводы. Со мной все в порядке. Я могу жить».

Родители создают перфекционистов из благих побуждений: они желают, чтобы дети раскрывали свой потенциал и учились дисциплине

Но из всех этих «можно было лучше» ребенок усваивает мысль: «Что бы я ни делал, я недостаточно хорош». В аналитической психологии это называется травмой короля.

Из перфекционизма вырастает комплекс самозванца — уже во взрослом возрасте человек сохраняет уверенность, что он не сделает достаточно хорошо, что все его достижения ерунда. Психика устает от постоянного внутреннего осуждения: «Зачем все время выслушивать упреки? Если сделать невозможно, а осуждение обязательно будет — лучше вообще не делать». Так формируется внутренний комфорт через отказ от достижений, целей и жизни. 

Михаилу удалось вспомнить эти истории, увидеть связь между ними и то, какое влияние эти травмы оказали на его жизнь. Я подобрал ему несколько упражнений, которые помогают со временем становиться смелее. А главное — формировать внутренние опоры, не зависящие от внешних факторов. 

«Я пообщался с собой-ребенком; определил, что из списка дел можно выполнить неидеально (оказывается, практически все!); сравнил себя с другими на основе реальных достижений. А еще разделся и посмотрел через плечо в зеркало: крыльев на спине нет — можно быть несовершенным», – делится клиент. Чтобы закрепить результат, упражнения нужно периодически повторять, ведь психика, как и мышцы, инертна.

Когда мы считаем, что с нами что-то не так, нам крайне важно, чтобы вокруг было «так». Мы хватаемся за эту внешнюю соломинку, но однажды она ломается, и наш мир рушится. Поэтому нужно знать правду: с вами все так. Что бы ни происходило снаружи. Идите за своей внутренней правдой и проращивайте ее вовне.

Статья опубликована в Psychologies, 12 октября 2023

У Вас есть вопросы?

Оставьте Ваши контактные данные, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время.

Связаться с нами
Cookie файлы

Этот сайт использует файлы cookie для хранения информации на вашем компьютере

ХОРОШО